Главная » «Усыновите сироту. Мальчика. Тогда и свой ребёнок будет. Полюбите его. Но не выгоняйте…» — молвил старец.

«Усыновите сироту. Мальчика. Тогда и свой ребёнок будет. Полюбите его. Но не выгоняйте…» — молвил старец.

В семье Шубкиных из пригородного села несколько поколений были портными. Обшивали городскую знать, потому были состоятельными. Откуда брали добротную ткань во времена дефицита — никто не знал. Одно ясно — к таким мастерам ходили лишь те, кто мог заплатить…

Однажды в голодный послевоенный год к двору прибилась женщина с младенцем… Обессиленная, худая, попросила есть. Конечно, гордые хозяева выставили несчастную вон. Женщина присела у забора. Ребенок поплакал и затих. Навсегда.

Так и просидела по-чёрному скорбящая незнакомка с бездыханным малышом до вечера. Куда потом ушла — неизвестно. А в семье Шубкиных впоследствии началось такое твориться…

В селе перешептывались: кара небесная пала на богачей из-за той несчастной.

Женщины из семьи Шубкиных рожали уже не живых детей, особенно если это были мальчики. А те, что выживали, с детства много и тяжело болели. Из-за этого люди сделали вывод: ребёнком бедной женщины, которую они тогда прогнали, был мальчик…

Родители души не чаяли в дочке Анжеле. Ведь двое её братиков скоропостижно почили: один — младенцем, второй — во время родов. Родители строго следили, с какими кавалерами встречается их дочь. Не приведи ещё, чтоб оборванца какого полюбила!

Когда за девушкой начал ухаживать фельдшер из «скорой», семейство сразу его отмело. Не пришёлся по душе и учитель школы искусств. Вообще Шубкины не хотели зятя-местного. Из-за сплетен о семье.

— Нам бы с адвокатом или судьей породниться, — рассуждал Даниил, Анжелин дед. — Чтобы важный был.

— А любовь? — пошутила внучка.

— Любить можно только деньги. К остальному — привыкание.

— Вы бабушку Таню любите ли?..

— Она из богатых. Добро к добру, как говорится.

Анжела вышла замуж за Максима, сына чиновника из соседней области

Учились вместе. Родня одобрила. Поселились молодые в новом доме. Всё было в новоиспеченной семье, кроме детей. Анжеле не удавалось забеременеть. Обследовалась у многих врачей. Но те помочь не могли.

Кто-то подсказал родителям, чтобы молодые поехали в монастырь. Там есть старец, который якобы помог многим бездетным парам. Шубкины в чудо не верили, но шансом решили воспользоваться.

Рассказывали монаху о том, почему сюда приехали. Он молча слушал, будто понимал: не всю правду открыли. Таят грех прошлого даже от себя.

— Вы должны сделать пожертвование, — сказал наконец.

— Сколько? — спросил отец Анжелы.

Старец улыбнулся.

— Это — не материальная жертва.

— Мы готовы дать что угодно, — кивнула в знак согласия мать девушки.

— Ничего не нужно давать. Вы должны взять.

— Но у нас всё есть! — удивленно сказала женщина.

— Почему же ко мне пришли?

— Мы сказали… Внука или внучку хотим… Анжела, не безмолвствуй!

— А говорите, всё есть. Усыновите сироту. Мальчика. А тогда… Может, Господь и своего ребенка пошлёт. Этот мальчик будет вашим ангелом. Полюбите его. Только не выгоняйте ангела. Иначе…

— А другого рецепта нету? — прервала его Анжела.

— Идите с Богом, — почти прошептал.

Старец с грустью смотрел вслед посетителям. Молился за их души. И за свою. Колебался, верно ли поступил, дав такой совет…

***

Шубкины долго раздумывали: выполнять наставление монаха или нет. Особенно эта идея не нравилась деду Даниле.

— Вот же! Ещё не было в нашем роду подкидышей. Что из него вырастет? У таких детей родители всегда беспутные. Потом всю жизнь мучиться.

И всё же, Анжела решилась. Муж убедил…

Мальчика звали Димой. Ему — два годика. Малыш был спокойным, но большой любви к нему никто в семье не испытывал. Больше всего к Диме привязался Максим. Зато Анжела ни разу его не назвала сыном.

Когда приёмному сыну шёл пятый год, Анжела забеременела. «Будет мальчик», — утешили врачи. Шубкины не находили себе места от радости. А вот Дмитрий «стал лишним». Отец Анжелы даже подал идею:

— Может, нам этого мальчишку назад в детдом вернуть?

— Ты совсем уже?! — отмолвила жена. — Что люди скажут?

— Что-то придумаем. Например, что у него «проснулась» наследственная болезнь. Или настоящие родители нашлись. Да что угодно.

— Помнишь, что нам в монастыре было сказано?

— Не верю я в эти байки. Ну, увидел монах молодую женщину, которая очень хотела ребенка. Посоветовал усыновить. Просто психология.

— Страшновато…

Шубкины рассказывали соседям, что у Дмитрия обнаружили какую-то болезнь. Не пускали играть с детьми. А на самом деле готовились вернуть его в детдом. И так, чтобы никто ни о чём не догадался.

— Зачем твои родители это делают? — спросил Анжелу муж. — Дима — нормальный, здоровый ребенок.

— Вот и забавляйся с ним, если хочешь. У меня будет свой сын. Свой!!!

Дмитрий будто что-то чувствовал. Ходил унылый. Шубкины-старшие принимали на людях страдальческое лицо: мол, так жалко старшего внука, так жалко…

Когда судьба Дмитрия о возвращении в детдом была решена, Анжела готовилась рожать.

— Когда приеду из роддома, чтобы Дмитрия тут не было, — заявила Анжела.

— Папа завезет его в детдом. Уже почти все решено, — ответила мать. — Послезавтра, наверное…

А на следующее утро после этого разговора у Анжелы начались схватки. Максим был в командировке. Она спускалась со второго этажа… И то ли споткнулась, то ли потеряла сознание… Упала. Ребенка не спасли.

— Это Дмитрий виноват! Ненавижу его! — кричала Анжела, придя в себя.

— Он здесь ни при чем, — успокаивал жену Максим, срочно вернувшийся из командировки. — Сколько раз я тебе говорил перебраться спать на первый этаж! Но ты не слушала.

— Не хочу его видеть. Увези в детдом. Куда хочешь.

— Я не сделаю этого.

— Это мой отец сделает.

***

Максим собирал свои и Димины вещи.

— Мы уезжаем к моим родителям, Анжела. Навсегда. Я расстаюсь с тобой. Дмитрий останется со мной.

— Он погубил моего сына! Теперь он забирает тебя!.. — истерически кричала женщина. — НЕНАВИЖУ!

Максим женился… На девушке из обычной семьи.

У супругов родились мальчики-близнецы. Дмитрий любил свою новую маму Наталью. И маленьких шумных братиков.

— Он для них как ангел-хранитель, — пошутила Наталья. — Убаюкивать их научился уже…

— А оно так и есть, — загадочно сказал Максим, помня то, о чём когда-то говорил монах…

Шубкины винили бывшего зятя во всех бедах — мол, оставил дочь в такое трудное время. Сына забрал. Анжела скорбела. Но никто её не жалел…

Если Вам было интересно это читать, поделитесь, пожалуйста, с друзьями ↓

Похожее:

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу этой ситуации.x
()
x