Главная » Муж делал самокрутки из Библии. Бог его быстро вразумил…
Курильщик

Муж делал самокрутки из Библии. Бог его быстро вразумил…

Ох и намучилась я в первые годы! Было это давно. Влюбилась в Федю, когда тот служил в армии, а военная часть располагалась неподалеку. Закружилась любовь, а там и малыш в утробе… Если бы не это, после службы Федя умчался бы к себе на родину. А так остался. Расписались и стали жить в небольшом городке на Урале.

Венчания не захотел

Не таким я представляла свое семейное счастье. Меня зовут Вера, воспитывалась я в любящей сельской семье, папа уважал маму — никогда даже голоса на нее не повысил. А Федька… Уже в день, когда на роспись шли, поднял скандал. Видите ли, «теща» ему не такую ​​рубашку купила.

Чего же мать родная о сыне не позаботилась? А она вообще на свадьбу не приехала. Сказала, что далеко добираться.

Не захотел Федя и на венчание идти. Поплакала я, да что делать? Приходилось выбирать: либо с младенцем оставаться, либо идти на все условия солдатика…

После службы в армии муж устроился на завод и выбил для семьи комнатку в общежитии. После тихой сельской жизни я чувствовала себя, как в шумном улье: тут кричат, там гуляния устраивают по вечерам, на кухню не пробиться. Еще малыш Ваня ночами не спал — приходилось на руках его качать, чтобы Федю не злить.

Дома его всё раздражало

Муж все время был на взводе. И одета я не так, и готовлю «по-деревенски», и ребёнок отдохнуть не дает. Все чаще стал поздно возвращаться с работы. Сначала думала, что из-за смен. Но запах изо рта выдавал: он еще тот «наливайка». Впоследствии стал руки распускать…

Терпела три года, а дальше взяла малыша и в деревню уехала.

Не прошло и недели, как заявился Федя:

— А почему жена мужа бросила? — рявкнул с порога.

— Здесь Вера в первую очередь — моя дочь, а не твоя, — вступился за меня отец. — Не получается у вас нормальной жизни, так оставьте друг друга в покое.

— Не понял, — хмурый зять сделал шаг навстречу тестю. — Да у нас мать слова против отца не пикнет. Ишь, как распустили дочь!

Злой муж

Казалось, Федя вот-вот начнет драку. Но тесть опередил зятя и, схватив того, спокойно сказал:

— Не знаем, как там у «вас», а ни матери, ни отца твоих мы так и не видели. У нас — так: или уважай жену и живите вместе в согласии, сколько Бог даст, или иди на все четыре стороны. Вера — не служанка твоя, а жена. И относись к ней достойно.

Федька не ожидал такого поворота — еще никто не смел настолько ему перечить. Сел на пороге нашего дома, начал дымить. Одну, вторую, третью… А тогда, немного успокоившись, снова зашел в дом: «Хорошо, будет по-вашему…»

«Мой Бог — партия»

Бросил Федя завод и переехал к нам в деревню. Уже научился и в поле хозяйничать, и тракторы чинить. И спокойнее стал. Только начнет на меня ни за что кричать — тесть тут как тут, защищает.

И вроде все хорошо. Правда, проходили годы, а так ни одного церковного праздника Федя и не признал. Все смеялся, что только дураки Богу молятся, а у него свой Бог — партия.

Да так доказывает свою правоту, прямо слюна изо рта брызжет. Но мой отец не обращал внимания на это и мне не советовал. Когда из-за ссоры Федя однажды ушел из дома, папа вытирал мне слезы:

— Господь все управит, вот увидишь. Главное, что тебя не обижает. Бог собой пренебречь не даст.

После исповеди

Как-то перед Рождеством, недели через две, пошла я с сыном и родителями в церковь на исповедь. На обратном пути посетили кумовьев. Вернулись домой после обеда.

Что-то зятя не видно, — удивился отец.

Смирились, что он каждое воскресенье демонстративно выходил во двор и то дрова рубил, то молотком стучал. Ведь в этот день у христиан не принято работать. А сегодня его и след простыл.

— Может, угомонился, — с надеждой сказала мать.

— Дай Бог, — грустно улыбнулась я.

Но только зашли в дом — на полу нашли обложку от Библии. Кто-то порвал ее и бросил.

Горящая книга

— Федя… — со слезами на глазах упала на колени Вера. — Ну, все-таки этого я тебе не прощу!

Я подняла остатки книги, уважительно ее поцеловала и, положив за пазуху пальто, выбежала на улицу.

— Федя! Федя! — сердито кричала, заглядывая то в хлев, то в курятник.

Зашла и в летнюю кухню. Там на столе увидела самокрутки — табак был завернут в страницы Библии. В сердце закололо от такого кощунства.

— Ну, я тебя!.. — сжала от злости кулаки.

И уже хотела выйти из кухни, чтобы пройтись по улицам, поискать, где муж бродит. Пока не заметила, как его ноги виднеются из-под скамьи.

— Что ты там делаешь, Федя? — сердито спросила.

Но он не ответил. Наклонилась, чтобы еще раз переспросить, потому что лежал лицом вниз. Тогда поняла, что муж не двигается. Рядом валялась недотлевшая самокрутка.

— Мама, он неживой!.. — закричала я и выбежала из кухни, плача.

Подняла на ноги Вера

— Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь.

Федя почтительно крестил лоб. Выражение его лица до сих пор напоминало о случившемся инсульте. Если бы еще с час полежал тогда на полу, может, и не спасли бы. А так понемногу начал возвращаться к жизни. Уже заново научился ходить, мог сам ложку держать.

— Спасибо, Верочка, — целуя руки, говорил он мне каждое утро.

А потом крестил лоб и шептал молитву. Была она искренняя, шла от самого сердца. А как случилась беда, Федя наконец понял, насколько сильной и настоящей может быть вера. Не только его жена, любимая Вера, но и вера в Бога.

Если Вам было интересно это читать, поделитесь, пожалуйста, с друзьями ↓

Похожее:

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу этой ситуации.x
()
x