Главная » Моя мать бросила меня, как только я родился. А спустя 15 лет объявилась: «Умоляю, прости… Ты мне нужен»
Мать нашла меня

Моя мать бросила меня, как только я родился. А спустя 15 лет объявилась: «Умоляю, прости… Ты мне нужен»

Когда я учился в десятом классе средней школы, моя жизнь перевернулась с ног на голову. В один прекрасный весенний день я встретил свою биологическую мать. До этого я её никогда не видел…

Уже припекало весеннее полуденное солнце, я шёл с уроков вместе с другом. У входа в школу стояла ухоженная блондинка. Олег толкнул меня:

— Глянь, глянь, — шёпотом сказал он. — Хоть и не девочка, но какая же она…

И правда, незнакомке было как минимум 30.

— Кого же дожидается… Наверное, преподавателя. Когда мы подходили, я увидел, что её взгляд сосредоточен на мне. Она словно исследовала меня. Мне стало не по себе. Олег тоже заметил её взгляд и неоднозначно хмыкнул.

Я повернул голову в другую сторону. Странно это всё как-то…

Хотелось бы в тот момент куда-нибудь сбежать, но другого выхода не было — идти приходилось возле неё. Я скрестил пальцы и лелеял надежду, что она не начнёт мне что-то говорить перед остальными. Засмеют же!

«Паша?» — я услышал своё имя. Надежды были напрасными, она подошла.

— Паша Крылаев? — убедилась она. — Да, это я, — я начал злиться. Зачем я ей? — Я хотела бы поговорить с тобой, — тон женщины был серьёзным донельзя. Я бросил взгляд на Олега. На лице моего друга смешались зависть и восхищение. Он криво усмехнулся. Однако интонация женщины была вовсе не игривой.

— О чём говорить? — недоверчиво спросил я и остановился.

— Это очень личное.

Моё лицо мигом покраснело.

Поблизости проходили учащиеся, некоторые уставились на нас, я уже слышал перешёптывание за спиной… Почему она пристала ко мне? Тогда я был застенчивым.

— Прошу, не трогайте меня, — очень резко сказал я.

— Пожалуйста, — повторила она, и я удивился, увидев слёзы в её глазах.

Мне даже страшно стало. «Умалишённая какая-то!» — подумалось мне. Я уверенно развернулся, чтобы уйти, а потом услышал то, что заставило мои ноги прикипеть к земле.

«Я твоя мать, — тихо молвила незнакомка. — Биологическая…»

Мы сели в кафе на площади. О том, что я приёмный ребёнок, мне уже было известно, родители рассказали давно. Помню, как тогда мама сказала: «Правда — это самое главное, сынок. Нельзя построить жизнь на лжи». Но рассказ, который я услышал, меня сильно потряс.

Заблудшая мать

«…Мне пришлось вернуть тебя обратно, — дрожа от волнения, она поведала мне свою правду. — Мне и 16 не было… Родня не хотела себе малолетнюю дочку с «выводком», они прогнали меня, я жила с друзьями, а потом… Потом я оказалась матерью-одиночкой».

Меньше 16… Это объясняет, почему она выглядела так юно для матери 15-летнего школьника. И правда — внешне мы были похожи. Было бы наивно с моей стороны открещиваться от неё.

Только вот она меня не воспитывала. Так чего же она хотела?

— Мне просто хотелось, чтобы мы увиделись и узнали друг о друге. Не более того. А ещё… — она начала надрываться от нахлынувших эмоций, но заставила себя закончить, — я прошу, умоляю — прости меня, пожалуйста. Мне хотелось бы увидеться с тобой снова. Может, когда-нибудь. Мы ведь семья, не так ли?

Я хотел закричать на нее.

По существу я ответить не мог. Хотел сказать ей, чтобы она убиралась восвояси, но в то же время меня не оставляла мысль, что это моя мать…

Сегодня, будучи взрослым, я отлично понимаю, как тогда нужно было поступить. Однако трудно ожидать, что 15-летний пацанёнок будет действовать и рассуждать сознательно… Видимо, из-за этого я и пообещал ей следующую встречу.

С тех пор я ходил сам не свой. Родители быстро заметили мою смену настроения. Я отлынивал от их вопросов корявыми отмазками.

— Что-то в школе случилось? — отец не давал уворачиваться от вопросов. — Если какие-то проблемы или плохие оценки, так и скажи. Не трагедия.

— Совершенно верно, — сказала мать. — Все можно уладить, сынок, не темни.

— Не всё, — проворчал я. — И дело не в школе, не бойтесь.

— А что тогда?

Мне не хотелось «открываться» сейчас. Меня спас шорох в коридоре. Аля вернулась от подружки с этажа выше.

— У Маши такой милый котичек! — каждый раз мы слышали одно и то же про кота Маши. — Я тоже хочу кота! Или хотя бы хомячка!

Алю тоже удочерили. На мгновение мне вдруг показалось, что к ней может прийти и её мама. Не захочет ли Аля рассказать об этом родителям? Будет ли она также скрытничать и стесняться? От одной этой мысли у меня против моей воли выступили слезы.

— Алинка, иди пока в свою комнату, — сказал отец. Та в ответ что-то мяукнула и испарилась.

…И я поведал всё родителям.

Папа выслушал меня до конца и вздохнул:

— Понятно. Я не могу осуждать её, но и не скажу, что поведение этой дамы достойно похвалы.

— Она сказала, что просто хотела узнать меня поближе — мне трудно было сообразить…

— А если бы ты не знал, что тебя усыновили? — вмешалась мама. — Если бы ты только от неё узнал? Она бы тебя морально уничтожила. Нет, эта женщина думает только о себе.

— Почему вы так думаете? — я не совсем понял.

Я чувствовал себя очень странно — с одной стороны, хотел быть справедливым по отношению к папе и маме; с другой стороны, эта женщина была кровной матерью…

— Если бы было иначе, она пришла бы сначала к нам, — прорычал мой отец. — С тех пор, как она нашла тебя, она могла легко разыскать нас. Достаточно подумать головёшкой и узнать, разве нет? Если она хочет всё наладить, пусть обратится к нам и спросит, можно ли ей вообще разговаривать с тобой. От того, сделает она это или нет, станет понятна её сущность.

— Но я ведь и так знаю, что меня усыновили! — в сердцах ответил я.

— Но она не знала, знал ли ты! — отца окончательно разозлила моя неуклюжесть. Либо она не выросла за эти 15 лет, либо у неё уже есть кто-то. Или всё сразу.

— Послушай, — мягко сказала мама. — Мы не запрещаем тебе видеться с ней. Мы просто не можем. Для нас ты всегда будешь любимым сыном, как Аля — любимой дочкой…

Мама плакала. Отец вздохнул, подошел и положил руку мне на плечо:

— Я не могу ничего добавить к тому, что сказала мама.

— Но я не знаю, что мне делать! — я отчаялся. — Мой мир перевернулся.

Отец снова вздохнул.

— Ты должен принять решение сам, — сказал он. — Никто за тебя этого не сделает.

— Но если я пойду к ней опять, то это будет как предательство…

— Не говори ерунды, — покачал головой отец. — Было бы неправильно делать это тайно. У меня есть такое предложение. Встретьтесь с ней еще раз, поговорите обо всём честно, если получится… Отвергнуть человека, ошибиться и кого-то обидеть — легко. Если она нормальная, то можешь даже когда-нибудь привести её домой. Я прав? — он посмотрел на маму.

В тот момент я окончательно понял, почему я так люблю отца…

Я виделся со своей биологической матерью еще три раза.

Оказалось, что она собиралась уехать за границу, но до этого хотела навести порядок здесь. Не оставлять «хвостов» из мрачного прошлого.

— Не сердись, я просто не подумала, — сказала она, когда я обвинил её в непредусмотрительном поведении. — Прости, я думала, ты всё знаешь…

Мать нашла меня

Я был одновременно разочарован и рад, что она ушла.

Разочарован, ведь эта женщина оказалась порядочной, я начал проявлять к ней симпатию. И был рад тому, что я всё-таки не воспринимал её, как нового родителя.

— Может, как-нибудь приедешь ко мне, когда я обустроюсь там? — предложила женщина.

— Почему нет? — Я сразу согласился. — Если только ты меня пригласишь.

— Конечно! — она смеялась.

Но она не пригласила. А я и не рассчитывал. На самом деле, несмотря на биологическое родство, она мне не своя. Настоящие мама и папа — это те, кто воспитал и взрастил меня. Я их люблю и благодарен им за всё.

Павел.

Если Вам было интересно это читать, поделитесь, пожалуйста, с друзьями ↓

Похожее:

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу этой ситуации.x
()
x