Главная » Лена стала на колени перед кумой, просила не забирать отца у ребенка. Ольга лишь рассмеялась: «Мой он будет. Или ничей»
жена плачет

Лена стала на колени перед кумой, просила не забирать отца у ребенка. Ольга лишь рассмеялась: «Мой он будет. Или ничей»

— Я хлеба и молока купил, — сказал Степан, заходя в квартиру. У Елены от удивления речь отняло, а он, будто и не случилось ничего, прошел в уборную, вымыл руки и спокойно направился на кухню насыпать борщ.

Стоит Елена, а с места сдвинуться не может — ноги не идут. Дочь рядом, хоть и маленькая еще совсем, но тоже огромными удивленными глазами смотрит на отца.

Придя немножко в себя, Лена идет вслед за бывшим мужем:

— А Оля? Она знает, что ты здесь?

Степан опустил ложку, так и не донеся до рта. Глаза сразу погрустнели:

— Я не знаю, как это назвать, Лена! Наваждение, приворот? Никогда в такое не поверил бы. Я не любил ее, не нравилась даже, но без нее не мог дышать. Это не описать, эти чувства, эти сны. Как будто накрыл густой вязкий туман. А сегодня встал утром и такое отвращение к ней, к тому дому. Смотрю и не понимаю, что я там делаю… Будто заблудился.

Лена заплакала, запричитала. Тяжко села на пол. Плакала, смеялась и снова плакала. Степан нежно приголубил любимую, а затем обнял и дочь. Он будто врастал в них всей душой: «Наконец-то дома! Наконец-то».

Оля училась с Ленкой на одном потоке в институте…

Ленка — живая веселая красавица, а вот Ольга наоборот — ни лица, ни стана. Замкнутая и на всех смотрела исподлобья, что-то постоянно шептала и сплевывала. Если бы не жили в одной комнате, может, и не свела бы их судьба никогда — слишком уж разными девушки были.

Лена сразу почему-то Олю облюбовала в подружки. Водила ее везде за собой, помогала в учебе. А когда замуж за Степана собралась, то попросила Олю стать свидетельницей. После окончания вуза часто созванивалась с ней и взяла кумой, когда родилась дочь.

разлучница ведьма

Никто Елену не понимал. Друзья сторонились Ольги, и в компаниях она была белой вороной.

Слова из нее не вытянешь, сидит, как сыч, по сторонам исподлобья смотрит. Что Ленка в ней нашла — не понял никто.

— Осторожнее с ней, — сказала однажды мамина сотрудница при встрече. — Их род в нашем селе десятой дорогой обходят. Там потомственные черные науки передаются по женской линии. Не пускай ее, доченька, в свой дом. Черный она человек и душу продала.

Аленка перекрестилась, посмеялась и забыла. А однажды её Степан заявил, что уходит от неё… к Ольге.

— Ни есть, ни спать, ни дышать без нее не могу. Тянет меня к Ольге, сил нет, как тянет. Прости. Я ухожу.

Что она тогда бедная пережила! Степан, как завороженный, прямо осунулся, то к ней и дочери, то к Ольге идет. Сам плачет, и она места себе не находит.

Пошла к куме. На колени становилась, просила у ребенка отца не забирать.

Ольга же лишь посмеялась:

— Мой он будет. Ничей. Мой.

Затем последовал развод и громкая свадьба на дворе Ольги. Гуляли три дня. Говорят, свекровь плакала тогда так, будто сына на тот свет провожала. Перед регистрацией просила его не делать ошибку, вернуться к семье, а то как сам не свой — смотрит на Ольгу и никого больше не видит.

…Говорила Елене гадалка, что три года потерпеть нужно. Более Ольга его не удержит.

Вчера исполнилось ровно три года, а сегодня Степан вернулся. Квартиру продали сразу и выехали подальше отсюда. Говорят люди, что уехали, в чем были, из своего дома. А Ольга туда заходила. Кто знает, что она опять делала и куда её понесет теперь…

Если Вам было интересно это читать, поделитесь, пожалуйста, с друзьями ↓

Похожее:

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу этой ситуации.x
()
x