Главная » «Детей питай, а в старости на себя уповай». Вынянчила пятерых, а еду носят соседи

«Детей питай, а в старости на себя уповай». Вынянчила пятерых, а еду носят соседи

Тетя Аня была уважаемым человеком в селе. Она единственная решилась на пятерых детей. Гордилась званием «Мать-героиня». Вырастила трех дочерей и двух сыновей. Думала, что на старости уж точно кто-то из них под крыло возьмёт. Но судьба решила по-другому…

Когда Ане было 16 лет, она выскочила замуж за соседа Петра. Сразу и дети пошли один за другим. Первенца назвали в честь деда — Захаром, хотя люди и посмеивались, что выбрали такое древнее имя. Еще через два года появилась девочка — Арина. А потом как мешок развязался: Люда, Коля и Лиза. У всех разница в один год.

Тяжелее всего Анне было с младшими детьми. Болели часто. Только одного вылечит, как уже меньшие с температурой слегли. По ночам сидела у своих чад, а спозаранку на ферму бежала. От мужа помощи большой не было. Гулял в бар как домой. Аня и по больницам с детьми ходила, и все хозяйство на плечах держала.

Колхозники часто любили капнуть горького дёгтя на сердце женщины:

— Ой, Аня, бедствуешь ты с этими детьми. Печёшься, выхаживаешь их, а будет ли благодарность, как вырастут?

— Это не ваше дело! За своими смотрите, — отрезала та. И продолжала разрываться между фермой и домом.

Сыновья и дочери подросли…

Солнышко блеснуло в жизни многодетной матери. Хотя немало ушло денег одеть-обуть всех в школу, но дети послушные, хорошо учились, всегда помогали в огороде. Теперь уже по-другому заговорили люди, когда видели, как все вместе картофель собирают, свеклу режут, на сенокосе дружно граблями работают.

Но новая беда нагрянула в дом: зимой замёрз Петр, возвращаясь с очередного празднища. Всего пару метров не дошёл. Осталась Аня в 30 с хвостиком вдовой. Захар уже школу заканчивал, и другие были в старших классах, поэтому, не сильно тосковали по непутёвому отцу.

— Мама, поеду с ребятами в столицу, — как-то завел разговор старший сын. — Ты сама нас не потянешь, а так что-то заработаю, уже легче будет.

Отговаривала его, но разве молодёжь переубедишь? Уехал. Устроился на мясокомбинат. Исправно деньги передавал. Редко домой наведывался. И мыслей чужих набрался: «Не хочу в селе горбатиться, лучше бугром денег заработаю — и в городе квартиру куплю».

Насмотревшись на брата, запела свою песню и Арина — тоже хочет на заработки, но не в столицу, а в южные края, потому что ей только 16. Говорит, будет с девочками помидоры собирать. Уехала — и дух пропал.

Аня все слёзы выплакала в поисках дочери, пока через целых полгода не дождалась весточки. Оказывается, на юге дочь встретила любовь своей жизни, уже и в положении. Чуть не упала, когда услышала ​​новость. И куда деться? К дочке она не поедет — иначе на кого здесь троих оставить?

Доучила их, закончили школу. К счастью, трое младших решили дальше учиться, а не зарабатывать. Люда в педучилище поступила, Коля на электрика пошел, а Лизка парикмахером решила стать. Непросто было матери всем трём сумки в город готовить, но куда денешься?

Вареники-пироги пекла, жарила, варила целый день, чтобы не голодали родные. Держала две коровы. Молочко, сливки, сыр — все свое. В сарае четверо свиней. Есть сало и мясцо. Все тянула на плечах. Дети приедут в субботу, чем-то помогут, но целую неделю их нет.

Захар в столице женился на местной. Обжился там, а о матери и не вспоминал. Хорошо, если хоть раз в год отзовётся. Арина бедствовала на юге. Почти повторила судьбу матери: попался ей беспутный муж и уже трое детей, хотя самой и 20 не было. Помощи и поддержки Анна от нее не ожидала. Сама надрывалась, чтобы меньшие доучились.

Наконец дети устроились на работу…

Редко в село наведывались — у них в городе свои планы были. Один Николай чаще бывал, потому что не очень работать хотел. Всё жаловался — «тяжело, мало платят». А потом и вовсе перебрался к маме.

Правда, по хозяйству Колька не спешил помогать матери-пенсионерке, а всё больше в магазин его тянуло за прозрачной… Не успела моргнуть Аня, как сын стал копией своего пропащего отца. Пробовала его образумить, да где там. Уже из дому стал выносить всё, что плохо лежит.

Люда тем временем крутила шуры-муры с женатым, так что ей своих хлопот хватало. Только одна Лиза жалела маму, тосковала, что некому помочь ей в старости. Пыталась вырваться, но в частной парикмахерской выходной был только в воскресенье, что за тот день сделаешь?

А мать была счастлива, что хоть кто-то из детей приходил, поэтому не давала дочери никакой работы, а хотела просто наговориться. Николай, видя, что сестра на пороге, всегда выпрашивал деньги, а если та начинала читать мораль, то в ответ слышала ругань.

— Что с ребёнком стало… — плакала-горевала Аня. — Такой спокойный был. В школе отличник. Учителя его хвалили, а вырос — смотри, что творит. Единственная надежда на тебя, Лизочка. Ты моя опора на последние годы…

Младшая дочь обнимала матушку и приказывала отгонять дурные мысли подальше. Уезжала с полными сумками всякой всячины, зато обещала матери снова в воскресенье приехать. Но не судьба была…

На следующей неделе в мобильном высветился номер Люды. Ёкнуло сердце, потому что та звонила нечасто.

— Мама, беда! Лизу… машина… Лети в больницу!

Аня даже не переоделась, а только чистый платок накинула на плечи и помчалась соседа просить, чтобы отвёз. В узелок замотала деньги, потому что знала: надо на операцию. Да не понадобились….

— Ваша дочь прожила всего час после… Не спасли… — как во сне, до сих пор слышатся Анне обрывки тех фраз, после которых она рыдала непоколебимой скорбью.

Попрощались с дочерью… Потом Анна слегла. А Николай забуянил пуще прежнего. Питьё было его главным увлечением в жизни, кроме которого он ни в чём не нуждался. Сначала соседи приходили помогать, а потом посоветовали Анне продать всё, пока сын дом не вынес.

Люда просила прощения, что не может приехать за матерью поухаживать — её кавалер планировал покинуть свою жену, так что нужно под боком быть… Захару тоже поведали всё, тот пообещал наведаться, но когда — не сказал. Арина переживала, часто звонила, но призналась, что у нее нет ни копейки, чтобы отправиться в дальний путь.

Так и получилось. Имея пятерых детей, осталась лежащая Анна одна с разгульным сыном. Соседи дежурили у неё, приносили еду. Принимала те продукты и рыдала… Вспоминала народную мудрость: «Детей питай, а в старости на себя уповай».

 

Если Вам было интересно это читать, поделитесь, пожалуйста, с друзьями ↓

Похожее:

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу этой ситуации.x
()
x